ГлавнаяШекспирРомео и Джульетта

АКТ V.

СЦЕНА I.

Улица в Мантуе.

 

Входит РОМЕО.

 

Ромео. Коль можно верить сновиденьям сладким,

Мне сны мои предсказывают радость.

В груди моей – как царь на троне – сердце.

Весь день меня какой-то дух уносит

Ввысь над землёю в радостных мечтах.

Мне снилось, что меня моя супруга

Нашла умершим. Что за странный сон,

Где мертвецу дана возможность мыслить!

И вот она горячим поцелуем

Такую жизнь в уста мои вдохнула,

Что ожил я и сделался царём.

Как сладостно владеть самой любовью,

Коль тень её уже богата счастьем.

 

Входит БАЛЬТАЗАР.

 

Ах, вести из Вероны! Бальтазар!

Привет! Привёз письмо ты от Лоренцо?

Ну, как синьора? Батюшка здоров ли?

Здорова ли моя Джульетта? Если

Ей хорошо, дурного быть не может!

Бальтазар. Ей хорошо, дурного быть не может!

Синьоры тело в склепе Капулетти,

Бессмертная ж душа – на небесах.

Я видел сам, как в склеп её несли,

И тотчас же помчался к вам с вестями.

Простите мне, что так они печальны.

Ромео. Так вот что! Звёзды, вызов вам бросаю! —

Беги в мой дом. Дай мне чернил, бумаги

И лошадей найми: я еду в ночь.

Бальтазар. Синьор мой, умоляю, успокойтесь;

Вы бледны, ваш безумный взгляд сулит

Недоброе.

Ромео. Молчи, ты в заблужденье.

Ступай и сделай всё, что я велел.

Ты не привез письма мне от монаха?

Бальтазар. Нет, мой синьор.

Ромео. Ну всё равно, – ступай

И лошадей найми. Приду я скоро.

(БАЛЬТАЗАР уходит.)

С тобой, Джульетта, лягу в эту ночь.

Где средство взять? Как скоро злая мысль

Является несчастному на помощь.

Мне вспомнился аптекарь: он живёт

Поблизости; его недавно видел;

В лохмотьях жалких и с угрюмым видом

Он травы разбирал, худой, несчастный,

Изглоданный жестокой нищетой.

В его лавчонке жалкой черепаха

Висела, и набитый аллигатор,

И кожи всяких страшных рыб[32]; на полках

Склад нищенский пустых коробок, склянок,

Зелёных глиняных горшков, бичёвок,

Семян, засохших розовых пастилок —

Убого красовался напоказ.

Ту нищету заметив, я подумал:

Будь человеку нужен яд смертельный,

Который в Мантуе запрещено

Под страхом смерти продавать, – вот этот

Несчастный плут его б, наверно, продал.

Мысль эта предвосхитила потребность;

И этот-то бедняк продаст мне яду.

Мне помнится, его домишко здесь.

Сегодня праздник, – заперта лавчонка.

Эй, эй, аптекарь!

 

Выходит из лавки АПТЕКАРЬ.

 

Аптекарь. Кто зовёт так громко?

Ромео. Поди сюда. Ты беден, вижу я.

Бери, вот сорок золотых. За них

Продай мне драхму яду, но такого,

Чтоб он мгновенно разлился по жилам,

Чтоб мёртвым пал тот, кто измучен жизнью.

И отлетел бы дух его от тела

С той быстротой, с какой зажжённый порох

Из грозной пасти пушек вылетает.

Аптекарь. Есть много у меня смертельных зелий,

Но за продажу ядов, мой синьор,

Законы Мантуи карают смертью.


Ромео и аптекарь. Иллюстрация Уильяма Хатерелла (1912 г.) к трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта» (1595 г.)


Ромео. Ты гол и нищ – и так боишься смерти?

Я вижу голод на щеках увядших.

В глазах – немую скорбь и угнетённость,

А за спиной – презрение и бедность.

Не друг тебе – весь мир, не друг – закон.

Когда такого в мире нет закона,

Чтобы тебя богатым сделал он, —

Брось нищету, нарушь закон, бери.

Аптекарь. Не воля соглашается, а бедность.

Ромео. Я бедности твоей плачу – не воле.

Аптекарь. Всыпь этот порошок в любую жидкость

И выпей всё. Имей ты больше сил,

Чем двадцать человек, – умрёшь мгновенно.

(Даёт ему яд.)

Ромео. Вот золото, возьми. Для душ людских

В нём яд похуже. В этом жалком мире

Оно убийств куда свершает больше,

Чем эта смесь несчастная твоя,

Которую ты продавать боишься.

Не ты мне – я тебе сейчас дал яду.

Прощай! Купи еды и потолстей!

Не яд с собой – лекарство я возьму

К Джульетте в склеп. Прибегну там к нему!

(Уходят).

 

СЦЕНА II.

Келья БРАТА ЛОРЕНЦО.

 

Входит БРАТ ДЖОВАННИ

 

Брат Джованни. Смиренный францисканец, брат, где ты?

 

Входит БРАТ ЛОРЕНЦО.

 

Брат Лоренцо. Я слышу голос доброго монаха

Из Мантуи… Ну, что сказал Ромео?

Иль пишет он? Давай скорей письмо.

Брат Джованни. Пошёл искать я спутника себе,

Из нашего же ордена монаха,

Что в городе здесь навещал больных;

Нашёл его, но городская стража,

Подозревая, что мы были в доме,

Заразою чумною поражённом,

Вход запечатав, задержала нас

Так в Мантую попасть не удалось нам.

Брат Лоренцо. Но кто ж отвёз моё письмо Ромео?

Брат Джованни. Его послать не мог я: вот оно;

Я не нашёл, с кем возвратить тебе:

Так все боялись роковой заразы.

Брат Лоренцо. Жестокий рок! Клянусь я нашим братством,

Письмо то было чрезвычайно важно,

И то, что не доставлено оно, —

Грозит большой бедой. Ступай же, брат,

Сыщи железный лом и прямо в келью

Мне принеси.

Брат Джованни. Брат, принесу немедля.

(Уходит.) 

Брат Лоренцо. Мне одному пойти придётся в склеп.

Джульетта через три часа проснётся.

О, заслужу я горькие упреки,

Что не сумел Ромео известить!

Но в Мантую опять я напишу

Её же в келье у себя я спрячу.

О бедный труп живой в приюте мёртвых!

(Уходит).

 

СЦЕНА III.

Кладбище. Склеп КАПУЛЕТТИ.

 

Входят ПАРИС и его ПАЖ, несущий цветы и факел.

 

Парис. Дай факел, мальчик. Отойди подальше.

Иль нет, – задуй, а то меня увидят.

Ступай же в чащу тисовых деревьев,

Ложись там и к земле приникни ухом,

Так, чтоб малейший шаг по этой почве,

Нетвёрдой, рыхлой от рытья могил,

Услышал ты; тогда погромче свистни —

Я буду знать, что кто-нибудь идёт.

Дай мне цветы. Исполни, что сказал я.

Паж. (в сторону) 

Мне страшно оставаться одному на кладбище, но все же я решусь.

(Уходит.) 

Парис. Цветы – цветку на брачную кровать.

Увы, твой балдахин – земля и камни.

Когда воды не хватит поливать,

То для цветов даст влагу слёз тоска мне.

Мне каждой ночью будет долг святой

Носить цветы и плакать над тобой.

(ПАЖ свистит.)

Паж подаёт мне знак: сюда идут.

Чья окаянная нога здесь бродит,

Мешая мне свершать обряд любви?

Как, с факелом? О ночь, укрой меня!

(Уходит).

 

Входят РОМЕО и БАЛЬТАЗАР с факелом и ломом.

 

Ромео. Подай мне заступ и железный лом,

Возьми письмо и завтра рано утром

Вручи его ты моему отцу.

Дай факел мне. Смотри, под страхом смерти,

Что б ты ни увидал и ни услышал, —

Стой вдалеке и мне не смей мешать.

Затем хочу сойти в обитель смерти,

Чтоб увидать ещё мою супругу;

Но главное – чтоб снять с её руки

Бесценный перстень. Он необходим мне

Для важной цели. Уходи теперь.

Но если ты подсматривать посмеешь,

Выслеживать, что я здесь буду делать, —

Клянусь, я разорву тебя на части

И кладбище голодное усею

Останками твоими. Место, время,

Моё решенье – грозны и зловещи;

Они ужаснее, чем тигр голодный,

Они грозней, чем бурный океан.

Бальтазар. Я ухожу, синьор, я повинуюсь.

Ромео. Ты этим мне свою любовь докажешь.

Возьми.

(Даёт ему деньги.)

Живи, будь счастлив и прощай.

Бальтазар. (в сторону) 

Я всё же спрячусь здесь: меня страшит

И замысел его и грозный вид.

(Уходит.)

Ромео. Проклятая утроба, чрево смерти,

Пожравшее прекраснейшее в мире!

Я пасть твою прогнившую раскрою

И накормлю тебя ещё – насильно.

(Выламывает дверь склепа.)

Парис. Как, это изгнанный гордец Монтекки!

Моей невесты брата он убил;

Она же, это нежное созданье, —

Как слышал я, – от горя умерла.

Сюда пришёл он, верно, надругаться

Над милым прахом. Я схвачу его!

(Выходит вперед.)

Брось твой преступный замысел, Монтекки!

Ужели месть живёт и после смерти?

Ты осуждён – тебя я арестую.

Иди за мной: ты должен умереть.


Парис и Ромео. Иллюстрация Уильяма Хатерелла (1912 г.) к трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта» (1595 г.)


Ромео. Да, должен, и затем пришёл сюда.

О милый юноша, не искушай

Отчаянья души моей – беги.

Оставь меня, подумай об умерших;

Пусть это устрашит тебя. Молю.

Не вовлекай меня ты в новый грех.

Тебя люблю я больше, чем себя:

Я лишь против себя вооружился.

Беги отсюда и скажи потом:

Он спас меня в безумии своём.

Парис. Я презираю все твои мольбы.

Злодей! Тебя на бой я вызываю.

Ромео. Ты хочешь драться? Берегись же, мальчик!

(Они дерутся.) 

Паж. Мой бог, дерутся! Побегу за стражей.

(Убегает).

Парис. (падая) О, я убит! Когда ты милосерден —

Вскрой склеп и положи меня с Джульеттой.

(Умирает.)

Ромео. Я обещаю. – Погляжу в лицо.

Как! Родственник Меркуцио! Граф Парис!

Что говорил слуга мой по дороге,

Когда его я слушал, не внимая?

Как будто был Парис – жених Джульетты, —

Сказал он так, иль это мне приснилось?

Иль, слушая о ней, в своём безумье

Вообразил я это? Дай же руку,

Товарищ мой, записанный со мною

В одной и той же книге злой судьбы!

Я схороню твой прах в могиле пышной.

В могиле? Нет, в чертоге лучезарном.

О юноша, ведь здесь лежит Джульетта,

И эти своды красота её

В блестящий тронный зал преображает.

(Кладет ПАРИСА в склеп.)


Ромео кладет Париса в склеп. Иллюстрация Уильяма Хатерелла (1912 г.) к трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта» (1595 г.)


Лежи здесь, смерть: тебя мертвец хоронит.

Нередко люди в свой последний час

Бывают веселы. Зовут сиделки

Веселье это «молнией пред смертью»,

Ужели это «молния» моя? —

О ты, любовь моя, моя супруга?

Смерть выпила мёд твоего дыханья,

Но красотой твоей не овладела.

Ты не побеждена. Ещё румянец

Красой уста и щёки озаряет,

И смерти знамя бледное не веет. —

И ты, Тибальт, здесь в саване кровавом.

Что больше мог бы для тебя я сделать,

Чем этой же рукой, убившей юность

Твою, убить и твоего врага?

Прости мне, брат! О милая Джульетта!

Зачем ты так прекрасна? Можно думать,

Что смерть бесплотная в тебя влюбилась,

Что страшное чудовище здесь прячет

Во мраке, как любовницу, тебя!

Так лучше я останусь здесь с тобой:

Из этого дворца зловещей ночи

Я больше не уйду; здесь, здесь останусь,

С могильными червями, что отныне —

Прислужники твои. О, здесь себе

Найду покой, навеки нерушимый;

Стряхну я иго несчастливых звёзд

С моей усталой плоти! – Ну, взгляните —

В последний раз, глаза мои! Вы, руки,

В последний раз объятия раскройте!

А вы, мои уста, врата дыханья, —

Священным поцелуем закрепите

Союз бессрочный со скупою смертью!

Сюда, мой горький спутник, проводник

Зловещий мой, отчаянный мой кормчий!

Разбей о скалы мой усталый чёлн! —

Любовь моя, пью за тебя! (Пьет.)

О честный

Аптекарь! Быстро действует твой яд

Вот так я умираю с поцелуем.

(Умирает.)

 

Входит с другой стороны кладбища БРАТ ЛОРЕНЦО с фонарём, ломом и заступом.

 

Брат Лоренцо. Святой Франциск, мне помоги! Всё время

Я старыми ногами спотыкаюсь

О насыпи могильные. – Кто тут?

Бальтазар. (выступая вперед) 

Свой человек, вам хорошо знакомый.

Брат Лоренцо. Спаси вас бог! Скажите мне, чей факел

Я вижу там, что свет дарит напрасно

Одним червям и черепам безглазым?

Огонь сияет в склепе Капулетти…

Бальтазар. Да, мой отец; и там мой господин,

Любимый вами.

Брат Лоренцо. Кто такой?

Бальтазар. Ромео!

Брат Лоренцо. Давно ль он здесь?

Бальтазар. Уж добрых полчаса.

Брат Лоренцо. Войдём со мною в склеп.

Бальтазар. Отец, не смею;

Мой господин не знает, что я здесь;

Он угрожал мне страшной смертью, если

Я здесь останусь, чтоб следить за ним.

Брат Лоренцо. Останься, я пойду один. Мне жутко:

Предчувствую ужасную беду.

Бальтазар. Я спал под тисом здесь, и мне приснилось,

Что господин мой с кем-то здесь сражался,

Что он убил противника.

Брат Лоренцо. (подходит к склепу) 

Ромео! Увы! Но чья же обагряет кровь

Ступени этой каменной могилы?

Кем брошены кровавые мечи

Здесь, на пороге вечного покоя?

(Входит в склеп.)

Ромео – бледный как мертвец! Парис!

И весь в крови! Какой недобрый час

Виною этих роковых событий?

 

(ДЖУЛЬЕТТА просыпается.)

 

Она пошевелилась.

Джульетта. Ах, отец мой!

Мой утешитель! Где же мой супруг?

Я помню всё, и где я быть должна.

И вот я здесь. Но где же мой Ромео?

(Шум за сценой.)

Брат Лоренцо. Шум слышу я. Уйдём же из гнезда

Заразы, смерти, тягостного сна.

Противиться нельзя нам высшей воле

Надежды все разрушены. Идём!

У ног твоих лежит супруг твой, мёртвый;

И с ним Парис. Идём, идём, я скрою

Тебя в обители святых монахинь.

Не спрашивай, бежим, уж близко стража.

Бежим, Джульетта, медлить мне нельзя.


Бежим, Джульетта, медлить мне нельзя. Иллюстрация Уильяма Хатерелла (1912 г.) к трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта» (1595 г.)


Джульетта. Иди, иди же. Здесь останусь я.

 

(Брат ЛОРЕНЦО уходит.)

 

Что вижу я! В руке Ромео склянка!

Так яд принёс безвременную смерть.

О жадный! Выпил всё и не оставил

Ни капли милосердной мне на помощь!

Тебя я прямо в губы поцелую.

Быть может, яд на них ещё остался, —

Он мне поможет умереть блаженно.

(Целует РОМЕО.)

Уста твои теплы.

1-й Стражник. (за сценой) Веди нас, мальчик.

Джульетта. Сюда идут? Я поспешу. Как кстати 

Кинжал Ромео!

(Хватает кинжал РОМЕО.)

Вот твои ножны! (Закалывает себя).

Останься в них и дай мне умереть.

(Падает на труп РОМЕО и умирает.)

 

Входит СТРАЖА с ПАЖОМ ПАРИСА.

 

Паж. Здесь это было – где пылает факел.

1-й Стражник. Кровь на земле! – Эй, обыскать кладбище!

Ступайте. Всех, кто встретится, хватайте.

(Несколько СТРАЖНИКОВ уходят.)

Ужасный вид! Вот граф лежит убитый...

Джульетта, вся в крови, — ещё тепла,

Хотя её два дня как схоронили. —

Скорей за герцогом! Сзывайте всех!

Монтекки разбудите! Капулетти!

(Уходят ещё несколько СТРАЖНИКОВ.)

Нашли мы место страшных происшествий;

Но верную причину всех несчастий

Без следствия узнать нам невозможно.

 

Часть СТРАЖИ возвращается с БАЛЬТАЗАРОМ.

 

2-й Стражник. Вот, мы слугу Ромео здесь нашли.

1-й Стражник. Пока его под стражею держите.

 

Другая часть СТРАЖИ возвращается с БРАТОМ ЛОРЕНЦО.

 

3-й Стражник. Вот тут монах – дрожит, вздыхает, плачет.

При нём нашли и взяли заступ с ломом,

Когда он шёл с того конца кладбища.

1-й Стражник. Да, здесь улика. Задержать монаха.

Входят ГЕРЦОГ и СВИТА.

Герцог. Что за несчастье рано так случилось,

Чтобы смутить наш утренний покой?

 

Входят КАПУЛЕТТИ, СИНЬОРА КАПУЛЕТТИ и другие.

 

Капулетти. Что тут за шум и крики? Что случилось?

Синьора Капулетти. На улицах народ кричит: «Ромео!» —

«Джульетта!» – «Граф Парис!» – и все бегут

В ту сторону, где наш фамильный склеп.

Герцог. Какой здесь ужас нам смущает слух?

1-й Стражник. Вот, государь; здесь граф лежит убитый,

Ромео мёртвый и Джульетта рядом.

Покойница ещё совсем тепла,

Она, как видно, только что убита.

Герцог. Немедленно ищите, разузнайте,

Как страшные убийства совершились!

1-й Стражник. Вот здесь монах; а здесь – слуга Ромео,

При них нашли орудия для взлома.

Капулетти. О небеса! Взгляни, жена моя,

Как наша дочь здесь истекает кровью!

Кинжал ошибся! Вот его жилище.

Висит пустым на поясе Ромео,

А он попал в грудь дочери моей!

Синьора Капулетти. О, эта смерть, как погребальный звон,

Зовёт меня в холодную могилу!

 

Входят МОНТЕККИ и другие.

 

Герцог. Сюда, Монтекки! Встал ты нынче рано,

Чтоб увидать, как рано лёг твой сын.

Монтекки. Сегодня в ночь жена моя скончалась —

О сыне грусть свела её в могилу.

Какая скорбь ещё мне угрожает

На склоне лет?

Герцог. Взгляни – и ты увидишь.

Монтекки. Мой сын! Зачем же ты забыл приличье

И ранее отца спешишь в могилу?

Герцог. Замкни уста отчаянью на время,

Пока не разъяснили мы событий —

Источник их, начало и конец.

Тогда вождём я стану вашей скорби

Опорой вам до смерти; а пока

Пускай печаль терпенью покорится.

Я допрошу всех тех, кто в подозренье.

Брат Лоренцо. Я больше всех быть должен в подозренье,

Хоть меньше всех для этого гожусь.

Но час и место – всё против меня

В убийствах этих. Я стою пред вами,

Чтоб обвинять себя и оправдаться, —

Свой обвинитель и защитник вместе.

Герцог. Так говори скорее всё, что знаешь.

Брат Лоренцо. Я буду кратким. Дней моих остаток

Короче, чем рассказ об их несчастьях.

Ромео, что лежит здесь мёртвый, был

С покойною Джульеттою обвенчан:

Она была ему женой законной;

Я их венчал. День тайного их брака

Был для Тибальта роковым; в тот день

Был из Вероны изгнан новобрачный;

О нём – не о Тибальте – были слёзы.

Вы, чтоб её избавить от печали,

Решили с графом обвенчать насильно;

Тогда она пришла ко мне в тоске,

С безумным взором и меня молила

От двоемужия спасти её 

Не то себя убить грозила тут же.

Тогда я ей, руководясь наукой,

Дал сонного питья; его лишь выпив,

Она мгновенно погрузилась в сон,

Подобный смерти. Я послал к Ромео,

Чтоб он её из временной могилы

Освободить явился к той минуте,

Как перестанет действовать питьё.

Но мой посол случайно был задержан

И возвратил вчера моё письмо.

Тогда один, в тот час, когда проснуться

Должна была она, сюда пришёл я,

Чтобы её из склепа увести;

Хотел её в своей я спрятать келье

И отвезти её потом к Ромео.

Когда ж сюда пришёл я – за минуту

До пробуждения её, – увидел,

Что мёртвыми лежат передо мной

Ромео верный и Парис достойный.

Она проснулась. Я её молил

Уйти со мной и покориться небу.

Но шум меня заставил склеп покинуть,

Она ж в отчаянье не захотела

Пойти со мной и, как я полагаю,

Покончила с собой. Вот всё, что знаю.

Кормилице был брак её известен.

И если я отчасти хоть виновен

Во всём, – пускай жизнь старая моя

Падёт немного раньше срока жертвой

Суровейшего нашего закона.

Герцог. Твоё всегда мы знали благочестье, —

Но где слуга Ромео? Что он скажет?

Бальтазар. Я господину весть принес о смерти

Джульетты, и из Мантуи тогда же

Он кинулся сюда – и прямо к склепу.

Письмо отцу велел вручить он утром,

А в склеп спускаясь, угрожал мне смертью,

Коль одного его я не оставлю.

Герцог. Дай мне письмо – я сам его прочту. —

Где графа паж, сюда приведший стражу?

 

ПАЖ ПАРИСА подходит к ГЕРЦОГУ.

 

Скажи, что делал здесь твой господин?

Паж. Принёс цветов на гроб своей невесты,

А мне велел подальше отойти,

Вдруг кто-то с факелом явился к склепу.

Тут господин мой выхватил свой меч —

И я скорее побежал за стражей.

Герцог. Письмо рассказ монаха подтверждает,

Теченье их любви и весть о смерти;

И дальше пишет он о том, что яду

У нищего аптекаря купил

И в склеп пришёл, чтоб лечь с Джульеттой рядом. –

А где ж враги – Монтекки, Капулетти?

Вас бич небес за ненависть карает,

Лишив вас счастья силою любви!

А я за то, что ваш раздор терпел,

Утратою родных наказан также.

Капулетти. О брат Монтекки, дай свою мне руку.

Вот вдовья часть Джульетты; я другой

Просить не стану.

Монтекки. Дам тебе я больше:

Из золота ей статую воздвигну.

Пока Верона носит это имя,

Не будет изваяния ценней,

Чем памятник Джульетты верной, в ней.

Капулетти. Ромео статую воздвигну рядом:

Ведь оба нашим сгублены разладом.

Герцог. Нам грустный мир приносит дня светило —

Лик прячет с горя в облаках густых.

Идём, рассудим обо всём, что было.

Одних – прощенье, кара ждет других.

Но нет печальней повести на свете,

Чем повесть о Ромео и Джульетте.

(Уходят).

 

КОНЕЦ.


← 4 стр. Благодарим за прочтение произведения Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта»!
Страницы: 1  2  3  4  5
Всего 5 страниц
Читать все произведения Уильяма Шекспира
На главную страницу (полный список произведений)


© «Онлайн-Читать.РФ», 2017-2023
Обратная связь