ГлавнаяЯ. П. ПолонскийМишенька

Мишенька. Я. П. Полонский

Стихотворение Я. П. Полонского «Мишенька» с иллюстрациями М. А. Зичи (1827-1906)

Стихотворение Я. П. Полонского «Мишенька» с иллюстрациями М. А. Зичи (1827-1906)

С Мишенькой я был знаком
Будучи ребенком,
И тогда на вид он был
Сущим медвеженком.
Помню я, как он сидел
Около крылечка,
Как привязан был к столбу
За одно колечко.

Мишенька мой был — смешной,
Как собака тявкал,
Пил из плошки молоко
И губами чавкал.
И когда он от побой
Как ребенок хныкал,
Каждый Мишеньку дразнил
И над ним хихикал.

Опекун его — Фома,
Посреди соседей
Был известнейший кулак,
И вожак медведей.
Из расчета не брал он
Мишенькиной шубы,
Только щупал иногда
Мишенькины зубы.

Вот, мой Мишенька подрос,
Смотрит из подлобья,
Сиволапого отца
Принял он подобье;
Появились у него
Признаки таланта:
Стал вожак его держать
Хуже арестанта.

Подпилил ему клыки,
Губу пробуравил,
На горячую плиту
В сапогах поставил[*].
Учит Мишеньку вожак
(Палки не жалеет),
"Как с похмелья на печи
Баба спину греет.

Как ребята на току"
Горох молотили",
"Как девицы хоровод
По селу водили."
"Как с похмелья у него
Головушку ломит,—"
И за все за это в пост
Мишеньку скоромит....

Митенька мой не был глуп,
В прок пошла наука,
Не была ему трудна
Никакая штука:
Стал он лихо водку пить,
В ноги кувыркаться,
Да плясать, да на миру
С шапкой побираться.

Вот, по селам стал бродить
Мишенька с вожатым;
И доволен был Фома
Мишенькой косматым.
Раза по четыре в день
Высыпал он шляпу
Ту, что Мишенька таскал
Выворотя лапу.

Год прошел, приятель мой
Стал медведь медведем,
(Мы бывало, как ведут —
Далеко отъедем.)
Раз он клячу испугал
Так, что та помчалась
Как шальная, — три версты
Глупая брыкалась.

Что ты будешь делать! — Шут
Косолапый, жалкий,
А как вдруг начнет реветь,
Да еще под палкой,
Лошади с испуга ржут,
И бегут бурёнки,
Точно их самих секут
По ногам девчонки.

К палке Мишенька привык
И к избе, и к степи;
Но как видно не привык
Косолапый к цепи.
Чуть завидит синий лес —
Спрячет морду, или
Взглядом просит, чтоб его
Погулять пустили.

II.

Раз Фома зашел в село
Омут по прозванью,
И в селе застал семик —
Праздник по преданью.
В кабаке горел огонь,
Дело было на ночь;
Заорали мужики:
"Михаил Иваныч!

"Михаил Иваныч к нам
"Жалует, ребята!
Вот так барин. Ну-ка брат!"
"Ну-ка толстопятый!
Начинай брат — начинай!"
Все село сбежалось,
И на Мишку глядючи,
Со смеху каталось.

Отплясал, отмолотил
Мишенька, и шляпу
Стал народу подносить,
Выворотя лапу.
Кто копейку, кто несет
Грош за представленье. —
Мишке честь и похвала,
Фомке угощенье.

Нагрузили так Фому,
Что когда он вышел
За околицу — медведь
В первый раз услышал
Как вожак, сжимая цепь,
Сам с собой калякал;
Все кого-то проклинал,
И как будто плакал.

— "Видишь, Мишенька", сказал
Мишеньке хозяин,
"Как на месяце, в аду
Мучается Каин...."
"А за что? — За то что он
Авеля спровадил."
"Так-то, Мишенька, мой друг,
Так-то он наладил."

"А вон видишь — видишь, хвост....
Это брат Комета,"
"Это значит — на мази
Представленье света...."
"На престоле божества
Судия воссядет,
И тогда.... что, брат, тогда?!"
Что брат!" стал он ладить.

И вздохнул он, и себя,
Так сказать, не помня,
Мишеньке сказал: "А что?
"Ведь и ты мне ровня!
Ведь и ты такой же брат"
"Забулдыга. — Что ж я
На цепи тебя вожу?"
Погуляй, тварь Божия!

Мишенька мой не был глуп,
И когда снимал он
Цепь с него, молчал как пень,
Как баран стоял он,
Даже высунул язык,
Точно умилился.
Ну гуляй! сказал вожак
Да и повалился —

Да и захрапел; —а он,
Получив свободу,
(Точно дурня с головой
Окунули в воду)
Осторожно, не спеша
Передвинул ноги,
Вот, немного постоял
На краю дороги.

Мишенька соображал:
Дескать чем тут пахнет —
Палкой или тумаком?
Да как вдруг шарахнет
В сторону, как побежит!
Инда пыль скачками
Поднял — и пропал как тень
В роще за кустами.

Заяц выскочил, беглец
Зайца испугался,
И подрал еще быстрей,
Наконец забрался
В глушь такую, что уже
Между вил да крючьев
И ползком пройти нельзя
Не ломая сучьев.

Вот прилег он — хочет спать,
И никак не может:
Сердце бьется, страх берет
И восторг тревожит:
То сова над ним кричит
И его пугает,
То соловушек поёт —
Сладко распевает.

Ночь прошла и — заглянул
День в лесную балку;
Дальше Мишенька бежит
Рысью в перевалку:
Слышит дичью пахнет лес.
Видит—дербь глухая,
— Здравствуй! Мишенька ревет.
Родина святая!

Та хе миновала ночь,
И вожак — очнулся,
Видит — цепь в руке, вскочил,
Вскрикнул, оглянулся.
Где же Мишенька?!. Тю — тю!
Поминай как звали!
Бросился в село коцап —
Заревел с печали.

Заходил во все дворы,
Обежал все крыльца:
"Невидали-ль вы его, Моего кормильца?!"
Обошел поляну, лес,
Спрашивал, метался,
И — поймать или убить
Мишеньку поклялся.

III.

Вот, на родине своей
Мишенька гуляет.
Лапы вылизаны и
Губа заживает:
Медвежата вкруг него
С любопытством бродят,
Медведихи чудаком
Мишеньку находят.

Вот, он сунул нос к родным,
Те его прогнали,
И ученого шута
Дурнем обругали;
Мишенька мой закутил;
То идет, то пляшет,
То вдруг мух начнет ловить —
Стоя, лапой машет.

Как он вел себя, могу
Рассказать вам вкратце:
У него нашлись друзья,
Кумовья и братцы;
Занимались болтовней,
Соты воровали,
И на Мишеньке верхом
Ловко выезжали.

Мишенька снопы таскал
С овсяного поля,
Раз корову ободрал,
А когда неволя
Заставляла, то смешил,
Выворотя лапу
С жалкой миной представлял,
Как носил он шляпу.

Раз задумал танцевать
Да и отличился,
Спотыкнулся, в буерак
С дамой покатился.
Страшно выпачкал он ей
Спину липкой глиной.
И за это был при всех
Выруган скотиной.

Но и году не прошло,
Мишенька косматый
Получил какой-то лоск
Темно рыжеватый.
Стал грустить, повеся нос,
От друзей отбился,
Вот, женился наконец
И—остепенился.

Вот зима пришла; живет
Мишенька в берлоге,
И лежит как Падишах,
Протянувши ноги.
Дети ползают по нем,
И молокососы,
Увальни, — а уж под час
Задают вопросы.

Кто дает нам шубки? Кто
Светит над берлогой?

Зверь — совсем двуногий?

И прищуря глазки,
Мишенька на это им
Сказывает сказки.

Стало холодно, мороз,
Дует к ним сквозь щели,
Много снегу намело
Возле их постели.
Холодно! ворчит жена,
Ступай поработай!
И бурчит он: "Ты сперва
Шубу мне заштопай!"

"Шуба шубой! а нельзя
Жить, мой друг, без дела."
Выполз Миша, принялся
За работу смело:
То в охапку загребет
Хворосту и — тащит.
То вдруг выворотит пень —
И глаза таращит.

То начнет суки ломать —
По сугробам ходит
Видит сам, что наконец
Дело дрянь выходит....
И опять ползет домой,
Грудь как печка дышет,
Знать с работы так тепло,
Он сопит и дышет.

Чтоб погреться, льнут к нему
И жена и дети,
И счастливее его
Нет на белом свете!
Но пришла к нему беда!
Шла беда в два срока,
Летом и зимой, и вот,
Вот уж не далеко....

IV.

Мишенька однажды встал
На заре, раненько.
Было на небе красно,
В воздухе тепленько.
Подрумянилась зима
И заметно чахла,
На проталинках кой-где
Уж весною пахло.

Вот и медвежата в лес
Выползают тихо,
Из берлоги им во след
Смотрит медведиха.
Стал их папенька учить
Лазить, кувыркаться,
Подниматься на дыбы,
На кулачки драться.

И боролся с ними он
И давал подножку,
Или лапой в снег валил,
Злил их понемножку.
Наконец и сам устал.
И в лесной куртине
Развалился на снегу,
Точно на перине.

Вдруг, он слышит: Мать кричит—
Фырчут медвежата —
Митенька вскочил, дрожит,
(Трус он был когда-то).
Чу!... послышалось в кустах
Звяканье цепочки.
Он на корточки присел,
Смотрит из-за кочки,

Видит, по лесу к нему
Человек шагает;
С ним двухствольное ружье
И топор мелькает.
Батюшки! никак Фома, —
Тот кулак ученый.
Что плясать его учил
На плите каленой.

Что бывало целый день
Школит, распекает,
Ну, как он его опять,
Дурака, взнуздает!
Струсил Мишенька, Фома-ж,
Смелый черт! краюшку
Кажет издали, принес
И вина косушку.

Трусит Мишенька, да тут
Мог бы струсить всякий.
Потому что будь медведь—
Кончилось бы дракой;
А ведь тут ружье, топор.
Мишенька смутился,
Тягу дать хотел, да вдруг —
Приостановился.

Думает, авось меня
Пощадит хозяин.
Тоже братом называл....
Что же он за Каин?
Да и как я с ним пойду....
У меня семейство.
Глядь! ружье наведено —
Это уж злодейство....

Мишенька отворотил
Морду.... Бац! задела
Пуля за ухо.... Тогда
Кровь в нем закипела
К неприятелю враждой
И любовью к милой,
И проникся дух его
Богатырской силой.

Грозный, встал он на дыбы.
Лезет на коцапа.
Раздувается вихор,
На отвесе лапа,
Кровью налиты глаза.
Фомка не зевает,
Вновь он метит Мише в лоб,
Глазом не мигает.

Видит он, хоть и не трус,
Эдакие страсти!
Подпилёные клыки
Засверкали в пасти.
Бац! он выстрелил, в плечо
Пуля угодила,—
Лезет на него сквозь дым
Мишенькино рыло.

Вот он выхватил топор,
Поднял.... Затрещала
Голова, топор упал,
И ружье упало.
Мишенька царапнул так,
Что свалил коцапа;
Видно тяжела в бою
Мишенькина лапа.

Так, из прежнего шута
(Это ли мы скроем?)
Он на родине своей
Сделался героем.
И спаслась его семья
От цепей неволи.
Мишенька стал знаменит
И в лесу и в поле.

Я. П. Полонский, 1873.

Мужик и медведь в лесу. Иллюстрация к стихотворению Я. П. Полонского (1819-1898) «Мишенька». Художник Зичи Михаил Александрович, 1873

Мужик и медведь в лесу. Иллюстрация к стихотворению Я. П. Полонского (1819-1898) «Мишенька». Художник Зичи Михаил Александрович, 1873

Далее →


Благодарим за прочтение произведения Якова Петровича Полонского «Мишенька»!
Читать все произведения Якова Полонского
На главную страницу (полный список произведений)


© «Онлайн-Читать.РФ»
Обратная связь