ГлавнаяЛьюис КэрроллАлиса в Стране Чудес

Глава VII. Безумное чаепитие

Под деревом, против дома, стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпочник, а между ними сидела Орешниковая Соня. Она крепко спала. Мартовский Заяц и Шляпочник пользовались ею как диванной подушкой, поставив на неё локти, и разговаривали через её голову.

«Как неудобно для Сони,— подумала Алиса.— Хорошо, что она спит и, вероятно, этого не чувствует».

Стол был очень велик, но все трое стеснились в одном углу его.

— Нет места! Нет места! — закричали они, увидев подходившую Алису.

— Здесь достаточно места! — с негодованием сказала Алиса и села в большое кресло в конце стола.

— Не угодно ли вина? — предложил Мартовский Заяц ободряющим тоном.

Алиса взглянула на стол, но там не было ничего, кроме чая.

— Я совсем не вижу вина, — заметила она.

— Здесь и нет никакого вина, — сказал Мартовский Заяц.

— В таком случае, не очень вежливо с вашей стороны предлагать его! — возразила Алиса сердито.

— Точно так же с твоей стороны не очень-то вежливо садиться без приглашения,— заявил Мартовский Заяц.

— Я не знала, что этот стол только для вас, — сказала Алиса: — он накрыт больше чем на троих.

— Тебе нужно подстричься, — произнёс Шляпочник. Он в течение некоторого времени разглядывал Алису с большим любопытством, и это были первые его слова.

— Вы не должны касаться личностей, — строго ответила Алиса, — это неприлично!

Шляпочник широко открыл глаза, услышав её замечание, но сказал лишь:

— Какое сходство между вороном и письменным столом?

«Ну теперь начинаются шутки! — подумала Алиса. — Я рада, что они стали загадывать загадки».

— Я уверена, что смогу разгадать это, — добавила она громко.

— Ты думаешь, что можешь ответить? — спросил Мартовский Заяц.

— Совершенно правильно, — произнесла Алиса.

— Тогда говори то, что ты думаешь, — предложил Мартовский Заяц.

— Я это и делаю, — поспешно ответила Алиса. — По крайней мере... по крайней мере, я думаю, что говорю,— это знаете ли, одно и то же.

— Совсем не одно и то же, — возразил Шляпочник. — Ну, с таким же основанием ты можешь сказать, что «Я вижу, что ем» —то же самое, что «Я ем, что вижу!»

— С таким же основанием можно сказать, — добавил Мартовский Заяц: — «Я люблю, что имею» — то же самое, что «Я имею, что люблю».

— Может быть, ты скажешь ещё, — добавила Соня, которая, очевидно, разговаривала во сне, — что «Я дышу, когда сплю» — то же самое, что «Я сплю, когда дышу»?

— Это и есть одно и то же для тебя!—сказал Шляпочник. Здесь разговор оборвался, и компания с минуту сидела молча.

Безумное чаепитие. Иллюстрация Артура Рэкема (1907) к сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» (1865)

Всё это время Алиса вспоминала что только могла о воронах и письменных столах, но на память приходило очень мало. Шляпочник первый нарушил молчание.

— Какое число сегодня?— сказал он, обращаясь к Алисе. Он достал из кармана часы и с беспокойством рассматривал их, то и дело встряхивая и прикладывая к уху. Алиса подумала немного и сказала:

— Четвёртое.

— Отстали на два дня! — вздохнул Шляпочник. — Я говорил тебе — сливочное масло не годится для механизма,— добавил он, сердито смотря на Мартовского Зайца.

— Это было превосходное масло, — виновато ответил Мартовский Заяц.

— Да, но с ним попали внутрь крошки! — проворчал Шляпочник. — Ты не должен был смазывать механизм при помощи хлебного ножа.

Мартовский Заяц взял часы и мрачно поглядел на них. Затем он опустил их в чашку с чаем и снова на них поглядел. Но он не мог придумать ничего лучшего, как повторить опять:

— Это было превосходное масло.

Алиса смотрела через его плечо с большим любопытством.

— Что за смешные часы! — удивилась она. — Они показывают число месяца и не могут показать, который час.

— А зачем? — пробормотал Шляпочник. — Разве твои часы показывают, который год?

— Конечно, нет, — с готовностью ответила Алиса. — Но это потому, что на них всё время один и тот же год.

— То же самое как раз и с моими, — заметил Шляпочник. Алиса была смущена: слова Шляпочника, казалось, не имели никакого смысла, и, однако, они были сказаны по-английски.

— Я совсем не понимаю вас, — произнесла она как можно вежливее.

— Соня опят спит, — сказал Шляпочник и налил немного горячего чая ей на нос.

Соня нетерпеливо тряхнула головой и проговорила, не открывая глаз:

— Конечно, конечно: это как раз то, что я сама хотела сказать.

— Ты уже разгадала загадку? — спросил Шляпочник, опять обращаясь к Алисе.

— Нет, я сдаюсь,— ответила Алиса. — А какая отгадка?

— Не имею ни малейшего понятия, — сказал Шляпочник.

— И я тоже,— сказал Мартовский Заяц.

— Я думаю, вы могли бы занять время чем-нибудь более полезным, — заметила Алиса. — Сейчас оно тратится напрасно, так как вы загадываете загадки, на которые нет ответа.

— Если бы ты знала Время, как я его знаю, — произнёс Шляпочник, — ты не говорила бы, что растрачивается оно. Время — он.

— Я не знаю, что вы имеете в виду, — сказала Алиса.

— Где тебе знать! — возразил Шляпочник, презрительно качая головой. — Я полагаю, что ты никогда даже не разговаривала с Временем!

— Может быть, и нет, — осторожно ответила Алиса, — но я отбивала время, когда училась музыке.

— А! Тогда всё понятно,—сказал Шляпочник. — Он не терпит, когда его отбивают, как бифштекс. Вот если бы ты была в хороших отношениях с ним, он делал бы с часами всё, что ты пожелала бы. Например, предположим, что сейчас девять часов утра— как раз время для начала занятий в школе. Ты бы только намекнула Времени — и в мгновение ока повернулись бы стрелки часов! Половина второго — пора обедать!

— Единственно этого я и хотел бы,— прошептал про себя Мартовский Заяц.

— Замечательная вещь, конечно, — сказала в раздумье Алиса, — но тогда... видите ли, я ещё не была бы достаточно голодной.

— Сначала, возможно, что и нет, — возразил Шляпочник,— но ты могла бы сколько тебе угодно задерживать стрелки на половине второго.

— Не этот ли способ вы употребляете? — спросила Алиса. Шляпочник печально покачал головой.

— Я — нет! — ответил он. — Мы поссорились в прошедшем марте—как раз перед тем, когда он становится сумасшедшим, ты знаешь (указывая чайной ложкой на Мартовского Зайца)... Это было на большом концерте, который давала Королева Червей. Я пел тогда:
      Вейся, вейся, смейся мне, Нетопырь, летя к луне!

Ты может быть, помнишь эту песню?

— Я слышала что-то похожее, — сказала Алиса.

— Дальше она поётся, — продолжал Шляпочник, — таким образом:
     
Синей ночью с высоты
Чайной чашкой блещешь ты!
Вейся, вейся...
     

Тут Соня встряхнула головой и начала подпевать сквозь сон: «Вейся, вейся, в е й с я...», и это продолжалось так долго, что они ущипнули её, чтобы она замолчала.

— Ну, только я кончил первую строфу,— сказал Шляпочник, — как Королева вскочила и заорала: «Он убивает время! Долой ему голову!»

— Какая это чудовищная жестокость! — воскликнула Алиса.

— И с тех пор, — печально продолжал Шляпочник, — Время не хочет делать того, о чём я говорю! Теперь у нас всегда — шесть часов.

У Алисы блеснула неожиданная мысль.

— Не потому ли здесь наставлено так много чайных приборов? — спросила она.

— Да, поэтому, — сказал, вздохнув, Шляпочник. — У нас: постоянно время пить чай, и мы не успеваем помыть посуду в промежутках.

— Значит, вы должны передвигаться вокруг стола?— сказала Алиса.

— Так и есть, — подтвердил Шляпочник: — мы меняем места, как только нам нужна чистая посуда.

— Но что происходит, когда вы снова возвращаетесь к началу стола? — осмелилась спросить Алиса.

— Предположим, что мы переменили предмет разговора, — зевая, прервал их Мартовский Заяц. — Я устал от всего этого. Я~ предлагаю, чтобы молодая леди рассказала нам сказку.

— Как жаль, но я не знаю ни одной сказки, — возразила Алиса, немного испуганная его предложением.

— Тогда пусть расскажет Соня!—закричали вместе Шляпочник и Мартовский Заяц. — Проснись, Соня! — И они ущипнули сразу с двух сторон.

Соня медленно открыла глаза.

— Я не спала, — сказала она хриплым, слабым голосом. — Я слышала каждое слово, которое вы, ребята, здесь произнесли.

— Расскажи нам историю! — потребовал Мартовский Заяц.

— Да, будьте добры, расскажите! — попросила Алиса.

— И побыстрее! — добавил Шляпочник. — Иначе ты опять заснёшь, прежде чем кончишь.

— В незапамятные времена жили три сестры, — начала Соня с большой торопливостью. — Их звали Эльзи, Лесси и Тилли, и жили они на дне колодца.

— Чем же они там питались? — сказала Алиса, которая всегда проявляла глубокий интерес ко всему, что едят или пьют.

— Они питались патокой,— ответила Соня после минутного размышления.

— Они не могли делать этого, вы знаете, — осторожно заметила Алиса, — они заболели бы.

— Они и были больны, — сказала Соня, — очень больны. Алиса попыталась представить себе, на что мог быть похож такой необычайный образ жизни. Однако он слишком её поразил, и она нашлась только спросить:

— Но почему они жили на дне колодца?

— Налей немного больше чаю, — очень серьёзно сказал Алисе Мартовский Заяц.

— Я ещё ничего не наливала, — ответила Алиса обиженно, —как я могу налить больше?

— Ты, вероятно, хочешь сказать, что не можешь налить меньше, — возразил Шляпочник.— Это очень легко налить больше, чем ничего.

— Никто не спрашивает вашего мнения, — сказала Алиса.

— Кто теперь касается личностей? — спросил Шляпочник с торжеством.

Алиса совершенно не знала, что на это ответить. Чтобы выйти из затруднительного положения, она налила себе чаю и сделала бутерброд. Затем она повернулась к Соне и повторила свой вопрос:

— Почему они жили на дне колодца?

Соня опять принялась думать минуту или две и потом сказала:

— Это был паточный колодец.

— Такого не бывает... — начала Алиса очень сердито. Но Шляпочник и Мартовский Заяц зашикали на неё:

— Ш-ш!

А Соня обиженно заметила:

— Если ты не можешь быть вежливой, то лучше тогда доскажи сказку сама.

— Нет, пожалуйста, продолжайте, — сказала Алиса просительно. — Я больше не буду вас прерывать. Я допускаю, что один такой колодец мог быть.

— «Один»! Как бы не так!— с негодованием сказала Соня. Однако она согласилась продолжать. — Итак, эти три маленькие сестры... они научились таскать, знаете ли...

— Что они таскали? — сказала Алиса, совершенно забыв своё обещание.

— Патоку, —ответила Соня, на этот раз без дальнейшего размышления.

— Мне нужна чистая чашка,— прервал разговор Шляпочник. —Передвинемся все на одно место дальше!

При этих словах он передвинулся, и за ним последовала Соня. Мартовский Заяц сел на место Сони, а Алиса с большой неохотой заняла место Мартовского Зайца. От этой перемены выиграл только Шляпочник. Алисе же было гораздо неудобнее, чем прежде, так как Мартовский Заяц только что опрокинул молочник в своё блюдце.

Алиса не хотела снова сердить Соню, поэтому она начала очень осторожно:

— Но я не понимаю, откуда они таскали патоку?

— Ты можешь таскать воду из водяного колодца,— сказал Шляпочник, — таким образом, я допускаю, что ты можешь таскать патоку из паточного колодца, — э, глупая!

— Но ведь три сестры были в колодце... внутри, — обратилась Алиса к Соне, предпочитая не слышать последнего замечания.

— Ну, три, — сказала Соня, — внутри.

Этот ответ так смутил бедную Алису, что она позволила Соне продолжать и не прерывала её в течение некоторого времени.

— Они научились рисовать, — продолжала Соня, зевая и протирая глаза, так как она снова начинала засыпать, — и они рисовали разного рода вещи. Всё, что начинается с «м»...

— Почему с «м»? — спросила Алиса.

— А почему бы и нет? — сказал Мартовский Заяц. Алиса промолчала.

В это время Соня закрыла глаза и начала дремать, но её ущипнул Шляпочник, и она, слабо вскрикнув, проснулась опять и продолжала:

— ... которые начинались с «м», как, например, мышеловка, и месяц, и мысль, и множество... Знаешь ли, ты говоришь: «многое множество», но приходилось ли тебе когда-нибудь видеть такую вещь, как рисование «многого множества»?

— Раз вы спрашиваете меня, — сказала Алиса, очень сконфуженная, — действительно, я не думаю...

— Тогда ты не должна и говорить, — сказал Шляпочник. Такой неслыханной грубости Алиса не могла вынести. Она. с величайшим отвращением встала и пошла прочь. Соня немедленно заснула, и никто из оставшихся за столом не обратил ни малейшего внимания на уход Алисы, хотя она раз или два оглянулась, ещё надеясь, что её всё же позовут обратно. В последнее мгновение она видела, как Шляпочник и Мартовский Заяц пытались засунуть Соню в чайник.

— Во всяком случае, я никогда не вернусь сюда снова!— сказала Алиса, пробираясь через лес. — Это самое бессмысленное чаепитие, которое я когда-нибудь встречала в жизни!

Не успела она это произнести, как заметила, что в одном из деревьев была дверь, ведущая внутрь его.

«Это очень странно! —подумала она. — Но сегодня всё странно. Я полагаю, что могу сейчас же войти туда».

И она вошла.

Ещё раз она очутилась в длинном зале, возле маленького стеклянного стола.

— Ну, теперь я лучше воспользуюсь временем, — сказала она себе и начала с того, что взяла маленький золотой ключик и отперла дверь, которая вела в сад.

Затем она принялась грызть мухомор (у неё был кусок мухомора в кармане) до тех пор, пока не стала с фут вышиной. Затем она спустилась вниз по узкому проходу и затем... оказалась наконец в прекрасном саду, среди ярких цветных клумб и прохладных фонтанов.

Следующая страница →


← 6 стр. Алиса в Стране Чудес 8 стр. →
Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
Всего 12 страниц


© «Онлайн-Читать.РФ»
Обратная связь