ГлавнаяГ. Р. ДержавинРешемыслу

Решемыслу. Г. Р. Державин

Рисунок к стихотворению Державина «РЕШЕМЫСЛУ» найденный в рукописях поэта

Рисунок к стихотворению Державина «РЕШЕМЫСЛУ» найденный в рукописях поэта

Веселонравная, младая,
Нелицемерная, простая,
Подруга Флаккова и дщерь[1]
Природой данного мне смысла!
Приди ко мне, приди теперь,
О Муза! славить Решемысла.

Приди, иль в облаке спустися,
Или хоть в санках прикатися
На легких, резвых, шестерней,
Оленях белых, златорогих,
Как ездят барыни зимой
В странах сибирских, хладом строгих.

Приди, и на своей свиреле
Не оного пой мужа, древле
Служившего царице той,
Которая в здоровье малом
Блистала славой и красой
Под соболиным одеялом.[2]

Но пой, ты пой здесь Решемысла,
Великого вельможу смысла,
Наперсника царицы сей,
Которая сама трудится[3]
Для блага области своей
И спать в полудни не ложится.

Которая законы пишет,
Любовию к народу дышит,
Пленит соседей без оков,[4]
Военны отвращая звуки;
Дарит и счастье и покров
И не сидит поджавши руки.

Сея царицы всепочтенной,
Великой, дивной, несравненной
Сотрудников достойно чтить;
Достойно честью и хвалами
Ее вельмож превозносить
И осыпать их вкруг цветами.

Ты, Муза! с самых древних веков
Великих, сильных человеков
Всегда умела поласкать;
Ты можешь в былях, небылицах[5]
И в баснях правду представлять, —
Представь мне Решемысла в лицах.[6]

Скажи, скажи о сем герое:
Каков в войне, каков в покое,
Каков умом, каков душой,
Каков и всякими делами?
Скажи, и ничего не скрой —
Не хочешь прозой, так стихами.

Бывали прежде дни такие,
Что люди самые честные
Страшилися близ трона быть,
Любимцев царских убегали,
И не могли тех змей любить,
Которые их кровь сосали.[7]

А он, хоть выше всех главою,
Как лавр цветет над муравою,
Но всюду всем бросает тень:
Одним он мил, другим любезен;
Едва прохаживал ли день,
Кому бы не был он полезен.

Иной ползет, как черепаха,
Другому мил топор да плаха,
А он парит как бы орел,[8]
И всё с высот далече видит;
Он в сердце злобы не имел
И даже мухи не обидит.[9]

Он сердцем царский трон объемлет,
Душой народным нуждам внемлет,
И правду между их хранит;
Отечеству он верно служит,
Монаршу волю свято чтит,
А о себе никак не тужит.

Не ищет почестей лукавством,
Мздоимным не прельщен богатством,
Не жаждет тщетно сан носить;
Но тщится тем себя лишь славить,
Что любит он добро творить
И может счастие доставить.

Закону божию послушен,
Чувствителен, великодушен,
Не горд, не подл и не труслив,
К себе строжае, чем к другому,
К поступкам хитрым не ревнив,
Идет лишь по пути прямому.

Не празден, не ленив, а точен;
В делах и скор и беспорочен,
И не кубарит кубарей;[10]
Но столько же велик и дома,
В деревне, хижине своей,
Как был когда метатель грома.[11]

Глубок, и быстр, и тих, и сметлив,
При всей он важности приветлив,
При всей он скромности шутлив;
В миру он кажется роскошен;
Но в самой роскоши ретив,
И никогда он не оплошен.

Хотя бы возлежал на розах,
Но в бурях, зноях и морозах
Готов он с лона неги встать;
Готов среди своей забавы
Внимать, судить, повелевать
И молнией лететь в храм славы.

Друг честности и друг Минервы,
Восшед на степень к трону первый,
И без подпор собою тверд;
Ходить умеет по паркету
И, устремяся славе вслед,
Готовить мир и громы свету.

Без битв, без браней побеждает,
Искусство уловлять он знает;
Своих, чужих сердца пленит.
Я слышу плеск ему сугубый:
Он вольность пленникам дарит,
Героям шьет коты да шубы.[12]

Но, Муза! вижу, ты лукава.
Ты хочешь быть пред светом права,
Ты Решемысловым лицом
Вельможей должность представляешь, —
Конечно, ты своим пером
Хвалить достоинства лишь знаешь.

1783

Примечания

Впервые — «Собеседник», 1783, ч. 6, стр. 3, с подписью «сочинял 3...» и под заглавием: «Ода великому боярину и воеводе Решемыслу, писанная подражанием оде к Фелице 1783 году». Редакционная сноска к заглавию объясняла название оды: «Решемысл был ближний вельможа Тао-ау, царя китайского, которого супруга, то есть царица, езжала на оленях златорогих и одевалася соболиными одеялами, о чем читатель может достоверно выправиться в книжке о царевиче Февее, напечатанной в здешней академии прошлого 1782 года, которая повесть и взята в основание сей оды». «Сказка о царевиче Февее», как и «Сказка о царевиче Хлоре» (см. выше, стр. 375), была написана императрицей Екатериной II для ее внука, великого князя Александра Павловича.

Решемысл — мудрый советник царя, отца Февея, С изменениями — Изд. 1798 г., стр. 129. Печ. по Изд. 1808 г., т. 1, стр. 120. Державин воспользовался сказкой о Февее потому, что под именем Решемысла, «сколько известно, разумела императрица кн. Потемкина» (Об. Д., 617). Любопытно, однако, что поэт приписывает Решемыслу не только такие достоинства и положительные черты, которыми Потемкин обладал в действительности, но и такие, каких у него заведомо не было. В последней строфе сам Державин указал, что Решемысл не портрет Потемкина, а образ идеального вельможи. Впоследствии, комментируя свою оду, Державин в «Объяснениях» подчеркнул ряд положительных качеств Потемкина, оставив без разъяснения те, которые не имели к Потемкину отношения или даже противоречили его характеру («не горд», «не празден, не ленив», «о себе никак не тужит» и др.). Следует отметить также, что в одной из рукописей (по-видимому, 1790-х гг.) к заглавию оды прибавлены слова: «Или изображение, каковым быть вельможам должно» (Грот, 1, 177).

Далее →


Благодарим за прочтение стихотворения Гавриила Романовича Державина «Решемыслу»!
Читать стихи Гавриила Державина
На главную страницу (полный список произведений)


© «Онлайн-Читать.РФ»
Обратная связь