ГлавнаяГ. Р. ДержавинРазвалины

Развалины. Г. Р. Державин

Рисунок к стихотворению Державина «РАЗВАЛИНЫ» найденный в рукописях поэта

Рисунок к стихотворению Державина «РАЗВАЛИНЫ» найденный в рукописях поэта

Вот здесь, на острове Киприды,
Великолепный храм стоял:
Столпы, подзоры, пирамиды[1]
И купол золотом сиял.
Вот здесь, дубами осененна,
Резная дверь в него была,
Зеленым свесом покровенна,
Вовнутрь святилища вела.
Вот здесь хранилися кумиры,
Дымились жертвой алтари,
Сбирались на молитву миры
И били ей челом цари[2] .
Вот тут была уединенной
Поутру каждый день с зарей,
Писала, как владеть вселенной,
И как сердца пленять людей.
Тут поставлялася трапеза,
Круг юных дев и сонм жрецов;
Богатство разливалось Креза,
Сребро и злато средь столов;
Тут арфы звучные гремели
И повторял их хор певцов;
Особо тут Сирены пели
И гласов сладостью, стихов,
Сердца и ум обворожали;
Тут нектар из сосудов бил,
Курильницы благоухали,
Зной летний провевал зефир;
А тут крылатые служили
Полки прекрасных метких слуг[3]
И от богининой носили
Руки амброзию вокруг.
Она, тут сидя, обращалась
И всех к себе влекла сердца;
Восставши, тихо поклонялась,
Блистая щедростью лица.
Здесь, в полдень, уходила в гроты[4],
Покоилась прохлад в тени;
А тут Амуры и Эроты
Уединялись с ней одни.
Тут был эдем ея прелестный[5]
Наполнен меж купин цветов;
Здесь тек под синий свод небесный
В купальню скрытый шум ручьев;
Здесь был театр, а тут качели,
Тут азиатских домик нег;
Тут на Парнассе Музы пели;
Тут звери жили для утех;
Здесь в разны игры забавлялась,
А тут прекрасных Нимф с полком
Под вечер красный собиралась
В прогулку с легким посошком;
Ходила по лугам, долинам,
По мягкой мураве, близ вод,
По желтым среди роз тропинам[6];
А тут, затея хоровод,
Велела Нимфам, Купидонам
Играть, плясать между собой
По слышимым приятным тонам
Вдали музыки роговой[7].
Они, кружась, резвясь, летали,
Шумели, говорили вздор;
В зерцале вод себя казали,
Всем тешили богинин взор;
А тут, оставя хороводы,
Верхом скакали на коньках[8]
Иль, в лодках рассекая воды,
В жемчужных плавали струях.
Киприда тут средь мирт сидела,
Смеялась, глядя на детей;
На восклицающих смотрела
Поднявщих крылья лебедей[9],
Иль на станицу сребробоких
Ей милых, сизых голубков,
Или на пестрых, краснооких
Ходящих рыб среди прудов,
Иль на собачек, ей любимых,
Хвосты несущих вверх кольцом,
Друг другом с лаяньем гонимых,
Мелькающих между леском.
А здесь, исполнясь важна вида,
На памятник своих побед
Она смотрела — на Алкида[10],
Как гидру палицей он бьет;
Как прочие ея герои,
По манию ея очес,
В ужасные вступали бои
И тьмы поделали чудес:
Приступом грады тверды брали,
Сжигали флоты средь морей,
Престолы, царства покоряли
И в плен водили к ней царей.
Здесь в внутренни она чертоги
По лестнице отлогой шла[11],
Куда гостить ходили боги
И где она всегда стрегла
Тот пояс, в небе ей истканный,
На коем меж Харит с ней жил
Тот хитрый Гений, изваянный,
Который счастье ей дарил,
Во всех ея делах успехи,
Трофеи мира и войны,
Здоровье, радости и смехи
И легкие, приятны сны.
В сем тереме, Олимпу равном,
Из яшм прозрачных, перлов гнезд[12],
Художеством различным славном,
Горели ночью тучи звезд,
Красу богини умножали
И так средь сих блаженных мест
Ее, как солнце, представляли....

Но здесь ея уж ныне нет:
Померк красот волшебных свет;
Все тмой покрылось, запустело;
Все в прах упало, помертвело.
От ужаса вся стынет кровь,
Лишь плачет сирая Любовь.

1797

Комментарий Я. Грота

Ломоносов, Державин, Жуковский и особенно Пушкин воспевали Царское Село. В 10-й оде своей Ломоносов, по поводу оказанной ему там милости, говорит между прочим от имени речки Славянки:

«Как если зданием прекрасным
Умножить должно звезд число,
Созвездием являться ясным
Достойно Сарское Село».

Державин посвятил ему два стихотворения. Первое (Прогулка в Сарском Селе, см. Том I, стр. 423) представляет это место в эпоху славы его, второе — при императоре Павле, когда опустевшее и забытое Царское Село стало приходить в упадок. В четырехлетнее свое царствование Павел I прожил здесь только две недели, летом 1800 года, и в это время ежедневно производил смотр гвардии на большом дворцовом дворе, который прежде устлан был прекрасным дерном, а теперь был усыпан густым слоем песку и превращен в плац-парад. Впрочем император Павел, отчислив от Царского Села к Павловску некоторые большие села, не уменьшил суммы в 30,000 руб., которая при Екатерине II ежегодно отпускалась на царскосельские сады и здания (Реймерса St. Petersburg и проч., ч. II, стр. 384). Поэт изображает Царское Село аллегорически в виде острова Киприды, разумея под этим именем Екатерину II. Таким образом он еще и по смерти ея возвращается к идеалу, возбудившему его вдохновение в лучшую пору жизни. «Державин», заметил один критик, «в прелестном стихотворении своем Развалины воспел не Царское Село, не Китайские домики, не качели, а Екатерину, воспоминанием о которой одушевлен каждый камень в сем жилище мудрости и величия» (Разбор Садов Делиля в переводе Воейкова, Cын Отеч. 1817 г., ч. 35, № III, стр. 117).

Эти стихи были в первый раз напечатаны отдельно в Саксонии графом Алексеем Григорьевичем Орловым, который был выслан из России императором Павлом (Об. Д); потом в изданиях: Анакреонтических песней 1804 г., стр. 30, и 1808 г., ч. III, XI.

Значение рисунков: «1) Вдали видны развалины, пред коими колесо с крыльями, с горы скатившееся, означает Время, соделавшее оныя; 2) над упадшим зданием плачущая Любовь» (рукоп.).

Иллюстрация к стихотворению «РАЗВАЛИНЫ» найденная в рукописях Державина

Иллюстрация к стихотворению «РАЗВАЛИНЫ» найденная в рукописях Державина

Далее →


Благодарим за прочтение стихотворения Гавриила Романовича Державина «Развалины»!
Читать стихи Гавриила Державина
На главную страницу (полный список произведений)


© «Онлайн-Читать.РФ»
Обратная связь